Эта странная жизнь (окончание)

  Кроме Системы у него имелось несколько  правил:

 «1. Я не имею обязательных поручений;

 2. Не беру срочных поручений;

 3. В случае утомления сейчас же прекращаю работу и отдыхаю;

4. Сплю много, часов десять;

5. Комбинирую утомительные занятия с приятными».

Правила эти невозможно рекомендовать, они — его личные, выработанные под особенности своей жизни и своего организма: он изучил как бы психологию своей работоспособности, наилучший ее режим.

Он почти не жаловался на отсутствие времени. 

Жизнь Любищева можно воссоздать во всех ее извивах, год за годом, более того — день за днем, буквально по часам. Не прерывая, насколько известно, ни разу, Любищев вел свой дневник с 1916 года — и в дни революции, и в годы войны, он вел его лежа в больнице, вел в экспедициях, в поездах: оказывается, не существовало причины, события, об­стоятельства, при которых нельзя было занести в днев­ник несколько строчек. 

Дневники Александра Александровича Любищева сохранились не все, большая часть его архива до 1937 года, в том числе и дневники, пропала во время войны в Киеве. Уцелел первый том дневников — боль­шая конторская книга, красиво отпечатанная на ма­шинке красными и синими шрифтами, начатая пер­вого января 1916 года. Дневники с 1937 года до по­следних дней жизни составили несколько толстых томов: уже не конторские книги, а школьные тетрад­ки, сшитые, затем переплетенные, самодельно, не­красиво, но прочно.

Я листал их — то за шестидесятый год, то за се­мидесятый; заглянул в сороковой, в сорок первый — всюду было одно и то же. Увы, это были никакие не дневники, то есть — не совсем дневники. Повсюду я натыкался на краткий перечень сделанного за день, расцененный в часах и минутах и еще в каких-то непонятных цифрах. Я посмотрел довоенные дневни­ки — и там записи того же типа. Ничего из того, что обычно составляет плоть дневников, — ни описаний, ни подробностей, ни размышлений.

«Ульяновск. 7.4.1964. Систем, энтомология: (два рисунка неизвестных видов Псиллиолес) — 3 ч. 15 м. Определение Псиллиолес — 20 м. (1,0).

Дополнительные работы: письмо Славе — 2 ч. 45м. (0,5). Общественные работы: заседание группы защиты расте­ний — 2 ч. 25 м.

Отдых: письмо Игорю 10 м.; Ульяновская правда — Юм. Лев Толстой «Севастопольские рассказы» -1 ч. 25 м.

Всего основной работы — 6 ч. 20 м.».

«Ульяновск. 8.4.1964. Систематическая энтомология: опре­деление Псиллиолес, конец — 2 ч. 20 м. Начало сводки о Псиллиолес — 1 ч. 05 м. (1,0).

Дополнительные работы: письмо Давыдовой и Бляхеру, шесть стр.- 3 ч. 20 м. (1,0). Передвижение — 0,5.

Отдых: брился. Ульяновская правда-15 м. Известия — 10 м. Литгазета — 20 м.; А. Толстой «Упырь» 65 стр.- 1 ч. 30 м. Слушал «Царскую невесту». Римский-Корсаков.

Всего основной работы — 6 ч. 45 м.».

Десятки, сотни страниц были заполнены вот та­кими уныло-деловыми записями по пять-семь строчек. Из этого и состояли дневники. По крайней мере, таков был результат первого осмотра.

… он на уровне человеческой жизни установил как бы подобие эйнштейновской теории относительности — новые свойства времени, его возможности, его неоднородность, его новые «системы отсчета». Сравнение мое субъектив­ное, возможно, преувеличенное. Система, созданная Любищевым, была для меня открытием чрезвычайной важности. Всеобщего значения. Она убедительна прежде всего результатами его собственной жизни. Он никогда ее не декларировал, она не теоретическое построение, она на протяжении десятилетий практи­чески служила ему, благодаря ей он сделал то, что не может уместиться в человеческую жизнь даже талант­ливейшей личности.

Что мы удерживаем в памяти? События. Ими мы размечаем свою жизнь. Они как вехи, а между вехами — пусто…

Стоит ли заранее планировать свою жизнь по ча­сам и минутам, сдавать ее на конвейер? Разве приятно иметь перед глазами счетчик, безостановочно учи­тывающий все промахи и поблажки, какие даешь себе! 

А может, она, эта система, была постоянным пре­одолением? Или, кто знает, многолетней полемикой?.. С чем? С обычной жизнью. С желанием расслабиться и жить расточительно, не считая минут, как жили все люди вокруг него.

с каждым годом у Александра Александровича Любищева возрастало ощущение ценности времени, какое появляется к зрелости у каждого человека, у него же — особенно. Система вырабатывала уважение к каждой частице времени, благоговение перед вре­менем. Его Система не была сметой расчетливого плановика — скорее ее можно сравнить с потребностью исповедаться перед Временем.

У Демокрита есть выражение: не поступок как тако­вой, а намерения определяют нравственный характер. Раньше я не понимал этой мысли. И не принимал.

Любищев многое не успел — не получилось, но для нас важно, что он хотел, его намерения: из них воз­никало душевное притяжение его личности.

Через свою Систему он изучал себя, испытывал: сколько он может писать, читать, слушать, работать, размышлять? Сколько и как? Не перегружал себя, не взваливал не по силам; он шел по пределу своих способностей, оценивая их все более точно. Это был безостановочный путь самопознания. Для чего? Для самосовершенствования? Для наивысшей самоотдачи? Для полноты выявления себя?

1974

При жизни Любищев опубликовал около семидесяти на­учных работ. Среди них классические работы по дис­персионному анализу, по таксономии, то есть по тео­рии систематики, по энтомологии — работы, широко переведенные за границей.

Всего же им написано более пятисот листов раз­ного рода статей и исследований. Пятьсот листов — это значит двенадцать с половиной тысяч страниц машинописного текста: с точки зрения даже профессионального писателя, цифра колоссальная.

Наследие Любищева состоит из нескольких разде­лов: там работы по систематике земляных блошек, истории науки, сельскому хозяйству, генетике, защите растений, философии, энтомологии, зоологии, теории эволюции… Кроме того, он писал воспоминания о ряде ученых, о Пермском университете.

Он читал лекции, заведовал кафедрой, отделом на­учного института, ездил в экспедиции: в тридцатые годы он исколесил вдоль и поперек Европейскую Рос­сию, ездил по колхозам, занимаясь вредителями садов, стеблевыми вредителями, сусликами… В так называе­мое свободное время, для «отдыха», он занимался клас­сификацией земляных блошек. Объем только этих ра­бот выглядит так: к 1955 году Любищев собрал 35 ящи­ков смонтированных блошек. Их было там 13 000. Из них у 5000 самцов он препарировал органы. Триста ви­дов. Их надо было определить, измерить, препариро­вать, изготовить этикетки. Он собрал материалов в шесть раз больше, чем имелось в Зоологическом инсти­туте. Он занимался классификацией вида Халтика всю жизнь. Для этого надо иметь особый талант углубления, надо уметь понимать такие работы, их ценность и не­исчерпаемую новизну. Когда у известного гистолога Невмываки спросили, как может он всю жизнь изучать строение червя, он удивился: «Червяк такой длинный, а жизнь такая короткая!»

Любищев умудрился работать и вширь и вглубь, быть узким специалистом и быть универсалом.

Диапазон его знаний трудно было определить. За­ходила речь об английской монархии — он мог при­вести подробности царствования любого из англий­ских королей; говорили о религии — выяснялось, что он хорошо знает Коран, Талмуд, историю папства, учение Лютера, идеи пифагорейцев… Он знал теорию комплексного переменного, экономику сельского хо­зяйства, социал-дарвинизм Р. Фишера, античность и Бог знает что еще ………………………………..

Интересно? Желаю вам найти и использовать свои резервы времени!

Жизнь – это танец радости!

Ваша Аи ТомБунДин 

Есть еще несколько книг, которые меняли мою жизнь, о которых я обязательно расскажу вам.

И буду очень рада, если и вы поделитесь  своими любимыми книгами…

Пишите! и посмотрите ссылки — всегда есть что-то полезное:-)

На ЛитРесе можно читать книгу онлайн «Вкус жизни. Как достигать успеха, финансовой свободы и управлять своей судьбой», в том числе хронометраж времени и не только по Любищеву

Время: подсчет убытков. Хронометраж.

Учись Работать / Поставь цель, действуй, веди хронометраж

 Система постановки целей и оценки эффективности http

Timepost.ruо времени и не только — о способах управления временем, мотивации и личной эффективности.

Проводим хронометраж: от теории к практике.

Реклама

3 thoughts on “Эта странная жизнь (окончание)

  1. Уведомление: Книги, которые изменили мою жизнь. | 105plus

  2. Каждый человек индивидуальность со своими способностями, но не каждый развивает эти способности, боится дать волю полету мысли.

  3. Какой удвительный человек был. Вот это целеустремленность и самодисциплина!!! Надо к такому стремиться…

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s