Мой дед

Дед (Федосеев И.М. на фото) прожил удивительную жизнь и умер в 4 часа утра 22 июня 1997 года… 

Я провела последние несколько дней с ним и сейчас, когда прошло уже 14 лет, могу рассказать… 

Шли годы, дедушка начал жаловаться на боль в ногах, но держался. Но той весной занемог. Наконец, дед позвонил и сказал всего одно слово – ПРИЕЗЖАЙ. Я взяла билет и наутро была у него. 

Как же мы оба радовались, как нам было хорошо, как мы мечтали, что вот пройдет несколько дней, и мы вместе с ним уедем к нам в Пензу! Устроили праздничный обед.

Но дедушка был уже очень слаб, больше лежал, хотя к столу вставал сам. Вечером рассказал, что уже которую ночь к нему приходят какие-то мужики. Слово это в его речи меня удивило… 

И в первую же ночь я поняла, что нам с дедом предстоит трудный путь. Проснулась я от возгласа деда: «Нет, не хочу, уходите!» В комнате было тесно, столько народа и, главное, такого…

У постели деда стояли мужчины, я никак не могла их сосчитать, человек пять или больше, в черных плащах с надвинутыми на головы капюшонами, и роста они были неожиданного – в комнате помещались лишь головы и верхняя часть туловища, а ноги, это я поняла сразу, стояли на земле, хотя происходило все на третьем этаже жилого дома… 

Весь следующий день дед очень сердился на них. Но ночью они пришли опять. Я уже более спокойно пыталась их рассмотреть, но лиц не было видно, они что-то держали в руках, молчали, и дед как-то успокоился, только сказал – ХОРОШО, И ОНИ УШЛИ СКВОЗЬ СТЕНЫ… 

Под утро дед неожиданно запел. Я никогда не слышала, чтобы он пел, он удивительно красиво свистел, и бабушка все время сердилась, что он свистит дома :-) 

А тут в комнате звучал удивительно красивый, сильный и молодой, высокий, чистый женский голос, который пел немного грустную и длинную песню, слов и мелодии которой я никогда раньше не слышала. Я подошла к деду, крепко закрытые глаза и чуть приоткрытый рот без движения, спит. Неожиданно он открыл глаза и воскликнул, глядя на меня: « Мама! Ты пришла!!!»

Я нежно положила ему руку на лоб, и он уснул снова. А утром дед мне рассказывал, счастливо улыбаясь: «ты знаешь, мама приходила»…

Его маму, мою прабабушку звали Васса Степановна, ответил мне дед на мой вопрос… 

Утром дедушка проснулся и очень спокойно сказал: «Мыться». Умывшись, вернулся в комнату, сел на стул и даже не попросил, а приказал дать ему чистое белье и перестелить постель. Переоделся. Лег. Я тихо спросила – может, все-таки получится, но он резко оборвал – зови прощаться. Приехали его дочери, вошли в комнату, заплакали, дед поморщился – не надо. С каждой поговорил наедине и задремал. 

Когда проснулся, сел и стал таким взглядом осматривать комнату, что я поняла – прощается. Попросил помочь ему выйти на балкон, но ноги его уже не слушались. С трудом я усадила его на стул и подтащила к балконной двери, он долго смотрел и слушал пение птиц, вечер был солнечный и такой ласковый ветерок… 

Лег, и некоторое время отвечал на мои вопросы, отвечал честно и немного приоткрыл завесу тайны над историей нашей семьи, но лишь немного. 

Потерял сознание. Врач сказала – кома, не очнется…

Ночью я прилегла, задремала, все ждала, думала, что вот откроет глаза, и неожиданно услышала просто громовой крик деда – скорее, помоги, мне плохо! А сама так крепко сплю, что не могу проснуться, отвечаю, сейчас… 

Когда осознала, что это сон – проснулась.  В квартире тихо, зашла в комнату к деду, а у него на лице просто муки боли, поправила ему голову, подвязала подбородок, и через мгновенье его лицо расправилось и стало таким молодым и красивым, что у меня просто дух захватило, но глаз он так и не открыл. Я посмотрела на часы. Было 4 часа утра.

 И вдруг, я подумала, что человек умирает в самый страшный пережитой миг своей жизни, который храниться в его памяти всю жизнь.   Ведь это время начала войны.

Какую же боль носит в себе каждый человек переживший то время!!!

   Федосеев Иван Михайлович, родился 27 сентября (по новому стилю) 1902 года в селе Борзинское Читинского уезда. Старший сын достойно получил по традиции семьи имя в честь своего деда и в честь Иоанна Златоуста, в праздник которого он  родился, и случилось это в воскресенье…    

Знаю, что потом у него появились еще братья и сестра, имен которых так и не услышала за всю свою жизнь. Пыталась спросить, кто были родители деда, но в ответ только строгая анкетная строка – из крестьян, и в добавление только однажды – правда,  зажиточных…

Революция 1917 года потрясла всю Россию и каждого ее гражданина. 

Знаю, что братья деда ушли в Харбин. Граница с Китаем была совсем рядом, но дед решил остаться на Родине. И было ему тогда 15 лет. С юности дед свободно говорил по-китайски. Что случилось с родителями и сестрой, так никогда и не рассказал, но в живых их не было давно… 

Моя бабушка (Каратаева/Федосеева Панна Генадьевна, на фото сидит в центре) как-то начала рассказ о том, что в революцию ее отца и старшего брата расстреляли красные, младшего брата – белые, когда в следующий раз в их городок снова пришли красные, она их поддержала, сохранив, таким образом, жизнь тоже в свои 15 лет. Но на этом месте и она вдруг замолчала…

В нашей семье храниться книга – роман Константина Седых «Даурия», зачитанный и заплаканный, с пожелтевшими страницами, издание 1950 года. 

На обложке рукой дяди Гоши Тараторина – друга детства деда написано необыкновенной каллиграфической вязью пером:

     «Эта превосходная книга написана нашим земляком-забайкальцем Константином Седых, с которым, когда-то, мы с братом Алешей учились в одной школе.

     События, описанные автором, правдивы и в действительности происходили в Восточном Забайкалье. Фамилии и имена действующих лиц романа – подлинные, а не вымышленные. Эти люди жили и действовали так, как это описано в книге.

     Свидетелями этих событий мы были в юношеские годы»  

Дед однажды рассказал, что они с Гошей потерялись в 20-е годы и неожиданно встретились в Москве в счастливый день на Параде Победы, в 45-м, и с тех пор уже не расставались до конца своих дней. 

Знаю, что дед встретился со своей будущей женой, моей бабушкой в партизанском отряде, и в 1922 году у них родилась старшая дочь – моя мама, в честь которой и я стала Тамарой. Как же хорошо мы отмечали золотую свадьбу дедушки и бабушки!

После окончания гражданской войны семья деда жила в Новосибирске. Мама всегда трепетно вспоминала мороженое, которое там продавали :-)

И все очень любили дедушкиного Серушку – какой красивый конь! А какой экипаж! В то время в Новосибирске только появились первые машины, и дети радостно бегали за ними по улицам…

 Дед вступил в партию в 1920-м, и больше 30 лет отдал службе в армии, что называется на руководящих постах, поэтому и молчал так…

Разбирая документы деда после его смерти, узнаю – персональный пенсионер союзного значения, два ордена Красной Звезды, два ордена Ленина, медаль за оборону Москвы, за победу над Германией и еще столько…

Тридцать лет жил в Москве (на фото он и дочери: вверху Тамара, внизу Людмила и Лидия). Две комнаты в большой коммунальной квартире в одном из переулков Арбата. Правда, когда эту квартиру забрали под детский садик, дедушка с бабушкой переехали в новую 2-х комнатную квартиру на Хорошевском шоссе. Тогда, в 1962-м, это был крайний дом на одной из московских окраин, дальше деревушка на высоком берегу Москвы-реки и Серебряный бор, где прошли все остальные годы их жизни. 

Райское место, лес, пляжи, лодки, река, рыбалка все время от снега и до снега, зимой дед катался на лыжах, за речкой тогда еще был колхозный сад, куда ездили за яблоками. Разрешали выносить столько, сколько руки унесут, никакого транспорта :-)

Потом сад выкорчевали и построили Строгино…

А до этого мы 15 лет каждое лето отдыхали в Сухуми.

 До своего 95-летия мой дедушка не дожил всего каких-то два месяца.

Никогда особо не болел, не жаловался на погоду, не просил сбегать в аптеку за лекарством, никогда не ходил с палочкой, все делал сам, и у него было только хорошее настроение, да и выглядел он всегда моложе своих лет. Даже после смерти ему больше 70-ти не давали врачи. В метро стал робко присаживаться только после 80-ти, а до тех пор шутил, что обязательно кто-нибудь попросит молодого человека уступить место :-)

Помню, как он обиделся, когда я как-то предложила ему помыть окна в квартире – а ему было уже под  90… 

В 70 лет ему неожиданно удалили одну почку, диагноз был с подозрением на онкологию. Как мы его встречали из госпиталя! Бабушка наготовила его любимых вкусностей, накрыли почти праздничный стол, дед сел, осмотрел все это гастрономическое великолепие и спокойно сказал: «Я больше этого не ем». Несколько месяцев мы посмеивались за его спиной, ничего, проголодается… 

Не угадали!

Остальные 25 лет жизни дед вел спартанский образ жизни, спал, подложив лист фанеры под простынь.

Ему было уже хорошо за 80, когда он показал мне одно упражнение – «Ласточка» из йоги, которое сделал на моих глазах 120 раз подряд, встал и даже не покраснел, не то, что задохнулся. Сказал, что он определенный комплекс упражнений делает каждое утро по два часа уже лет двадцать. Столько времени по утрам тогда у меня не было, но я начала делать вслед за ним массаж живота. Ласточку я и сейчас больше 60 раз не могу сделать, а тогда еле-еле 10 раз вытянула.

Каждый день дед обязательно гулял в хорошем темпе и, конечно, соблюдал здоровое питание, вина не пил с юности, но в конце жизни позволял себе рюмку хорошего виноградного в праздники… 

А еще я нашла дневник, который дед вел последние двадцать, если не больше лет своей жизни. На одном дыхании я прочитала эту тетрадь от корки до корки и неожиданно задумалась. Таким счастьем и радостью веяло от каждой страницы воспоминаний. Но я чувствовала, что здесь что-то не так. Ведь его жизнь, я знала, отнюдь не была легкой прогулкой. Начала листать сначала и нашла несколько пропущенных мной страниц…

Запись ко дню его рождения 27-го сентября 1987 года.

«… опять не могу уснуть, кошмары во сне, за что так наказан судьбой…»

И я поняла, что дедушка удалил все свои дневниковые записи, в которых была боль, чтобы осталась только светлая память…

Как он был прав!

Спасибо ему большое, за то, что он был, что прожил такую жизнь, о которой я так мало знаю, за то, что он носил меня на руках целых пятьдесят лет моей жизни!

И до сих пор, вспоминая его, я становлюсь крепче и спокойнее.

Какую же силу оставил  мне мой дед – жить!!!

И как он огорчался перед смертью – эх, еще бы лет пять, жизнь такая интересная…

А ведь когда он нет, не умирал – уходил из этого мира, ему было на целых 32 года больше, чем мне теперь…

На верхнем фото мой дед в день 90-летия с друзьями. Внизу мы с детьми: Машей и Ванечкой.

Впереди у меня еще целая жизнь :-)

Так давайте жить долго, друзья!

Жизнь – прекрасна! Это танец радости и праздник, который всегда с тобой… 

Ваша Тамара Климова 

P.S. А хранители кармы, те, что приходили по ночам, как оказалось действительно существуют и всегда готовы показать нам наши книги жизни…

Реклама

3 ответа на “Мой дед

  1. Уведомление: СТАРЕТЬ ИЛИ НЕ СТАРЕТЬ? | 105plus

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s